FlyHands.ru

3 апреля, 2016

Евгений в Про Целлюлитище Поганое

Зверский Одолень. Про Дядьку

Слышишь, трели министрелей?
Слышишь, барабанов бой?
Из тенИ забытой сказки
Выступает наш герой!

Ну вот, мои хорошие, добрался сказочник и до сказочки конца. И для счастья всякой барышни выложит он всю правду о последнем персонаже. Войско воеводское, что на постылого Целлюлитищу собралось, дюже большим оказалось, шибко разношерстным. Ну, так оно и понятно. Зверь лютый, бить его нать не токмо по сусалам, но и иным местам, кои подвернутся. А ежели не подвернутся, то подвернуть его – супостата, и таки вдарить.

В общем, в лобовую атаку есть кого послать, осталось послать кого-нибудь и с тылу. Идет воевода вдоль войска своего, еще раз огладывает, думу серьезную про предстоящую баталию думает. Война, она суеты не любит. И хорошо бы кого в разведку сослать еще. Посмотреть, насколько силен Зверь. Может и скакать не придется?

А это у нас кто такой? Сбоку встал, ручками разводит… Так то ж Дядька с Боку! От про него и сказ дальше.
 

Дядьки с Боку тоже разные бывают… Бывают и голосистые и зазывастые. В смысле, что их самих слышнее всех в общем хоре зазывания барышни. Кто сказочку слушал, тот уже должон был уразуметь, что сила она не в голосе. А потому таких обходить стоит. Чего бы он там ни обещал. И одолеть супостата одной левой, и быстрее, и лучшее, и навсегдатее, чем другие. Тут все просто. Кто много говорит, тот дела делать не успевает. А когда его делать то? Говорить же надо!

Бывают Дядьки с Боку рукастые. В смысле, как демон заморский, рук более четырех разом. Как пристроится к красавице постылого гонять, руки, словно мельничные крылья тудыть-сюдыть, ёксель-моксель, керишь-меришь, словно бы и не две их, как у всех нормальных, а шесть – не менее. И каждая чего-то цепляет, куда-то крутит, кого-то тащит… Дык и что, что у него рук, как у таракана? Главное, чтобы все при деле были. А потому наваждения этого не бойся, красавица, да и Дядьку этого не бойся. Бойся следующего.

Дядька с Боку бывает лопатный. Заглавное правило копания канав - девиз в его руках и мерило мастерства. Бери больше, кидай дальше! И потому берет, и кидает. И стон из под его рук идет по земле, и страх после его рук тоже идет… и боль, и слезы, и след черный. Вот только то не Зверь плачет, да не Изверг его боится. А красавица, коея решила к такому заступничку обратиться. А чего ж не обратиться то. Ну, потерпишь малость, всплакнешь чуток, ну походишь вся в синенькие пятнышки, а то и в черные, по всем ногам… Так ведь и супостат отступит! Потому и ходют. Оттого и терпют, плакая… Однако сие все от безграмотности девичьей, да от настойчивости Дяденьки, да от веры его в собственную непогрешимость. Давно уже, ох давно, замечено было людьми умными, да глазастыми, что коли рвать Поганого, так чтобы синевою он пошел, то спрячется он только до поры и до времени. И успех, который на глазах прямо будет от такого усердия, на поверку оказывается лишь временным. А в последствиях, супостат только сильнее и злее становится! О тож!

Наврет сказочник, если скажет, что все Дядьки с Боку, которые злы да больны, плохи. Ой, наврет. Есть пара-тройка таких, что Целлюлитища в заправду борят, а не синяки добывают. Но тех сыскать не велика задача. Ищущая поплачет, да найдет. А потом и еще поплачет, коли тот за неё на борьбу встанет. Зато счастье обоим. Красавице свобода от Чудища, красавцу-Дядьке денежка круглая.

Еще Дядьки с Боку бывают затейливые. Руки у них причудливо скручены, да с причудливых мест растут. То в виде бамбука заморского, то в виде камушка кипяченого, то гишпанского наречия, то с острову Сиаму, то еще не приведи Господь откуда… в обчем очень заковыристые бывают экземпляры. И не сказать, что плохи… не, не сказать. Ибо не в руках сила то вся супротив супостатовая. Не в руках. А в голове того, к кому руки те приделаны.

Ежели Дядька посмотрел пощупал тебя, красавица, сызначала, да в нужное время в нужном месте потрогал… да сначала и совсем не в том, где Страшный засел, а вообще далеча от норы, да легонько и едва-едва силы прикладывая, а только после этого к логову подбираясь, да потом несильно, но настойчиво в атаку идет, словно тесто мягкое под хлебушек готовит, вот того и люби. А уж, если он тебе завместо воеводы расскажет кого еще в битву брать, то люби его, не отпуская, и другим советуя. Ибо голова ему оказалась не только к еде пригодная, но и к рукам приставлена, да к наукам смежным.

Собственно говоря, головастый Дядька с Боку и насоветует тебе, как от демонов избавиться, да по всем норам супостата пройдется, прогоняючи его тотально и повсеместно. Не забудет он и то, что водичка в тебе бежит тягуче и медленно, а потому подгонять ея будет мягко, но настойчиво. Не упустит и то, что вид тебе надо сделать не везде поменьше, а чтоб красившее было. А это, я тебе, как сказочник скажу, совсем разные дела. Везде отобрать, чтобы поменьше было, отнюдь не значит, что красившее станешь ты от этого. Тут за все места хватать-лапать не надобно, а только за особо серьезные, где Поганый порылся. Да еще обязательно до животу тваво сходить, чуток кишками побурлить, пусть не спят, а работают, а потом еще и похлопать постучать надобно… но это уже в самом конце, когда главное сделано, да без отпечатков…

В общем, заболтался с вами совсем Сказочник то… пора ему уже давно восвояси. Помни, красавица. Воевода в битву с головой бросаться должен, а не по геройскому. Походи, посмотри, повыбирай, послушай… вот про кого говорят много, к кому очередь за победою над супостатом стоит на месяцы вперед, к кому подружка сбегала, да рассказывает мало, но щеголяет теперь видом статная, линией плавная, на ощупь гладкая, да в портках, которые два года как выбросить хотела, потому что не лезли они на неё, а, если лезли, то торчало в них всякое непотребновыглядящее в разны стороны, вот туда и поворачивай свои чаяния и надежды. Да, не забудь наставлений сказочных. Сказка ложь, да в ней намек… А намЕкал тут Сказочник уже целую эпопею.

В общем, счастья тебе, красавица, да мужа любимого и любящего, да коня к нему, да хозяйство богатое. А уж вы там про меж собою разберетесь, бороть кого, али не бороть… али и так люба, потому что в двух ладонях не умещаешься, и ущипнуть за что есть, и шлепнуть по чему тоже найдется.
Да. Именно так. А ты сама посмотри вокруг. И статные есть, и малохольные, и в теле, и без оного, и фигуристые, будто лебедь, и не лебеди… И все ведь пристроены… Так может не лебедином теле заковыка? Но про то уже совсем другая сказочка…

Пошел сказочник восвояси…